История кораблестроения
Главная страница

История  корабля 

История кораблестроения
- Древний Египет
- Древняя Финикия
- Древняя Греция
- Древний Рим и Византия
- Викинги
- Сев. Европа XII-XIV вв
- XV-XVI вв
- XVII-XIX вв
- Корабельные украшения

Морские даты

Устройство корабля

Это интересно знать

Контакты

 

 

 

 

XVII - XIX века

 

О судостроении XVII в. мы имеем значительно больше сведений, так как сохранились рукописи и книги, по которым можно проследить развитие судов во всех деталях. Суда были вооружены тремя мачтами с марселями, причем на двух из них имелись брамсели, а на бизань-мачте — латинская бизань; под бушпритом был прямой парус—блинд. Появляются и добавочные паруса: лисели и ундер-лисели.

Грейт ГарриВ XVII в. по заказу специальных торговых компаний был создан новый тип судна, предназначенный для перевозки грузов с востока. Наиболее знаменитой была Ост-Индская компания, поэтому суда иногда называют ост-индскими. Их водоизмещение в среднем составляло 600 т. Суда несли три основные мачты и на конце бушприта дополнительную маленькую мачту (англичане называли ее бушпритной фок-мачтой) — блинда-стеньгу — с прямым парусом. Эта мачта была и на военных судах с XVI до середины XVIII в.

Хотя суда Ост-Индской компании и были вооружены 16—20 пушками, они не могли успешно сражаться с военными судами, поэтому вскоре торговые суда начинают отправлять под конвоем военных. Различие между военными и торговыми судами стало более отчетливым.

ГалеонОтношение длины корпуса к ширине ост-индских судов было еще больше, чем у галионов. На киль устанавливали флортимберсы (первые нижние части шпангоутов), а на них и на киль укладывали кильсон. К флортимберсам крепили изогнутые части шпангоутов -- футоксы, а к ним топтимберсы, образующие борта судна. Шпангоуты ставили на небольшом расстоянии друг от друга, особенно в местах больших нагрузок, а в районе установки мачт они были двойными. Набор подкрепляли горизонтальными и вертикальными кницами. Корпус изготовляли из дуба, причем при постройке старались, чтобы форма дерева соответствовала форме детали и, следовательно, изгиб волокон соответствовал ее изгибу. В результате уменьшался отход древесины и получались чрезвычайно прочные детали. К шпангоутам дубовые доски обшивки крепили при помощи деревянных шипов: железные гвозди старались не применять, так как они быстро ржавели, диаметр их уменьшался и они выпадали. Внешняя обшивка корпуса имела толщину 10—15 см, внутренняя—до 10 см, поэтому общая толщина корпуса, включая шпангоуты, составляла около 60 см. Швы обшивки проконопачивали паклей, пропитанной тиром и смолой. Для защиты от древоточцев, разрушающих дерево в воде, подводную часть корпуса, предварительно смазанную тиром, покрывали досками из вяза, толщиной 2 см. Доски крепили железными гвоздями, поставленными так близко друг к другу, что их шляпки образовывали почти сплошное металлическое покрытие. Такой способ защиты был широко распространен в английском флоте с XVI в. Всего для постройки корпуса парусного военного судна требовалось в среднем около 2000 хорошо высушенных дубов. Палуба по всей Шведская каравелла длине была свободной, а в носовой части ограничивалась поперечной переборкой — бикгедом. От переборки вперед и вверх отходила изогнутая носовая оконечность — гальюн — устройство, безусловно, перенятое от галер. Гальюн с носовым украшением — гальюнной фигурой — крепился на княвдигеде, с боков гальюн ограничивали плавно изогнутые рейки — регели. На корме находился невысокий квартердек с галереей, где размещались кормовые камеры и офицерские каюты с широкими окнами.

В зависимости от размерений судна его внутреннюю часть делили палубами так, чтобы получаемые объемы можно было ис­пользовать наиболее целесообразно.

Мачты состояли из трех частей: нижней мачты, стеньги и брам-стеньги. С боков мачты и стеньги удерживали ванты, набивавшиеся особыми талями, закрепленными на корпусе: в этих талях вместо блоков применяли юферсы. В продольном направлении мачты поддерживались штагами. Мачты и бушприт несли прямые паруса, бизань-мачта — внизу латинский парус, а вверху тоже прямой. В середине XVII в. парусность судов увеличивается за счет введения стакселей. Для работы с парусами использовали многочисленные снасти — бегучий такелаж, а для работы с прямыми парусами под реями натягивали специальные тросы — перты, на которые матросы опирались ногами.

На судах вводится ряд устройств для облегчения работы. Большие тяжести на военных судах поднимали при помощи вертикальных шпилей, а на торговых — горизонтальных лебедок. Для подъема якоря используют специальную кат-балку. Для откачки воды, сравнительно легко попадающей внутрь судна через подводную часть корпуса или через палубу, на деревянных судах имелись помпы. Камбуз размещали под палубой, непосредственно под баком. В конце XVII в. на судах повсеместно вводят подвесные койки — гамаки. Жизнь на борту регулируется ударами в колокол, который был введен в конце средних веков. Первоначально судовой колокол находился на корме, а в XVII в. его стали помещать в носовой части судна, на палубе вблизи бака. 

В XVIII в. значительно совершенствуются деревянные судовые конструкции, вследствие чего стала обычной постройка судов водоизмещением до 2000 т. Наиболее крупными судами были военные, водоизмещение торговых достигало лишь 600 т. В этом веке исчезают шпрюйты булиней — снасть, состоящая из нескольких концов и служащая для оттягивания наветренного края прямого паруса, с 1750 г. отказываются от блинда-стеньги (рис. 32, 33). Вместо этого на бушприте устанавливают утлегарь для постановки среднего кливера, кливера и бом-кливера. Заметим, что на английских судах кливера появились в 1702 г. С 1705 г. в употребление входит штурвал, при помощи которого можно было управлять рулем, находясь на квартердеке.

В XVII в. основой военных флотов становятся линейные суда. Термин “линейный корабль” появился в связи с возникновением новой тактики морского боя. В бою суда старались выстроиться в ряд или линию так, чтобы во время своего залпа быть повернутыми к противнику боком, а во время его залпа — кормой. Дело в том, что наибольший урон вражеским судам наносил одновременный залп бортовых орудий.

Линейные суда в разных флотах различались по числу батарейных палуб. В середине XVII в. в Англии делят суда на восемь рангов. Судно 1-го ранга имело водоизмещение 5000 т и три палубы со 110 орудиями; 2-го ранга—3500 т, две палубы с 80 орудиями; 3-го ранга — 1000 т, одну палубу с 40—50 орудиями и т. д. Подобное деление с небольшими отклонениями было принято и в других странах, но общих принципов классификации судов не существовало.

Через некоторое время в Англии начинают строить фрегаты, которые были меньше, чем линейные суда; размеры фрегатов постепенно увеличивают, и они начинают нести до 60 орудий. Еще меньше по размерам были корветы, вооруженные 20— 30 орудиями, бригантины с двумя мачтами и 10—20 орудиями, тендеры — маленькие вооруженные суда с одной мачтой, прямым и гафельным парусами и кливером.

В конце XVIII в. в Средиземноморье появляется судно совершенно нового типа — бомбарда — с двумя мачтами: передней — грот-мачтой с прямыми парусами и задней — бизань-мачтой с косыми парусами. На месте фок-мачты находилась мощная платформа, на которой устанавливали две большие мортиры. Суда последнего типа оказались очень действенными при обстреле крепостей и осаде прибрежных городов. Существовали в XVIII в. еще шебеки — суда с очень острым корпусом и двумя мачтами, которые несли латинские паруса, и фелюки — двухмачтовые суда с латинскими парусами и веслами. В основном эти суда предназначались для каперства.

В течение XVIII в. развитие науки и техники существенно не отразилось на судостроении. Практически, кроме ряда мелких нововведений, ни конструкция корпуса, ни расположение парусов не претерпевают изменений. До недавнего времени не менялся и такелаж.

Во второй половине XVIII в. корпуса судов становятся значительно прочнее, так как увеличивается число шпангоутов. При этом каждый второй имеет двойную толщину. Корма продолжает оставаться транцевой. Предложение Роберта Сеппингса — инспектора английского флота — делать корму круглой, выдерживающей большие нагрузки, проводится в жизнь значительно позже. Ему же принадлежит введение на военных судах добавочных подкреплений шпангоутов — ридерсов — диагональных полос, накладываемых поверх шпангоутов. В результате этого корпус становится более жестким и лучше противостоит изгибам во время сильного волнения

В начале XIX в. флоты всех европейских держав состояли почти из однотипных судов; США строили большие и сильные фрегаты; наиболее знаменитым является “Конститьюшн”, до сего времени сохраняемый в Бостоне. В это время на судах все чаще начинают устанавливать паровые машины. Первые паровые машины занимали много места, были малопроизводительны, для их работы требовалось большое количество угля. Суда с паровыми машинами несли и полное парусное вооружение на случай, если кончится уголь.

В 1834 г. произошел перелом в отношении судостроителей к железу как к судостроительному материалу. Этому способствовал случай: на мель село железное судно “Кэрри Оуэн” и несколько деревянных судов. Большинство деревянных судов разбилось, а “Кэрри Оуэн” получило лишь мелкие повреждения, что послужило убедительным доказательством более высокой прочности железного судна. С этого времени “железное судостроение” распространяется все шире и шире и к середине XIX в. утверждается безоговорочно.

 

Designed by Khroni G. ghroni@mail.ru